А. Голиней, АО ФЦЯРБ: «Нельзя допускать, чтобы начало рекультивационных работ в Табошаре перенеслось ещё на год...»

А. Голиней, АО ФЦЯРБ: «Нельзя допускать, чтобы начало рекультивационных работ в Табошаре перенеслось ещё на год...»

«Реализация программы по рекультивации земель в таджикистанском Табошаре в силу ряда причин столкнулась с некоторым промедлением, поэтому сейчас важно завершить все стадии бюрократических процедур, чтобы уже можно было начать практические работы на объекте»,- говорит в беседе с Dialog.tj Андрей Голиней, генеральный директор АО ФЦЯРБ (входящего в структуру Госкорпорации «Росатом» Российской Федерации).

В Душанбе, 28 июля, в ходе официальной встречи заместителя министра промышленности и новых технологий Республики Таджикистан С. Гардуллозода и генерального директора Федерального центра ядерной и радиационной безопасности А. Голиней была определена дата завершения работ по государственной экспертизе проектной документации рекультивации отвалов фабрики бедных руд и хвостохранилищ I-IV очереди промышленной площадки «Табошар» - 20 августа 2017 года. Сразу после завершения начнётся следующий этап реализации программы в Табошаре - непосредственно работы на площадке хранилища отходов добычи урана, необходимые для улучшения радиационно–экологической обстановки в регионе.

Также напомним, что вопрос о рекультивации земель в таджикистанской промышленной зоне «Табошар» не остался без внимания журналистов и на прошедшем в июне этого года в Москве IX Международном форуме «АТОМЭКСПО-2017». Главная тема форума была определена как: "Атомные технологии — безопасность, экология, стабильность", а «Табошар» является объектом бывшего уранового производства, который сегодня представляет транснациональную угрозу для всего региона.
О том, на какой стадии сегодня ведётся работа в рамках целевой программы по рекультивации и что послужило причиной двухгодичного промедления в Таджикистане, рассказал Андрей Голиней, генеральный директор АО ФЦЯРБ.

- Андрей Иванович, расскажите, пожалуйста, на какой стадии реализации сейчас находится программа и почему процесс рекультивации несколько затянулся?

Программа действительно сложная и движется она, как говорится, «со скрипом». На мой взгляд, это связано с целым рядом вопросов, где одним из главных является несоответствие законодательной базы республик. Изначально мы рассчитывали на более интенсивное развитие событий в плане подготовки проекта и прохождения необходимых экспертиз, то есть все эти процедуры должны были завершиться к концу 2015 года. Однако, на дворе 2017 год, а мы все еще ждем государственной экспертизы проектной документации в Таджикистане. Подобное опоздание связано с тем, что, к сожалению, у нас с республиками технологические возможности разительно отличаются, имеет место быть документарная и нормативная неподготовленность, отсутствие лабораторий, кадров и т.д.
Сейчас мы вступили в понятную для нас фазу реализации, когда все подготовительные мероприятия завершены, и уже проделан огромный пласт работы. На данный момент мы имеем на руках уже готовый проект по рекультивации земель в Табошаре на фабрике бедных руд и 4-м хвостохранилищам.

Нами выполнены комплексные инженерные изыскания в Табошаре, уточнены геологические и гидрологические условия данной площадки, выполнена топогеодезическая съемка. Также в рамках экологических изысканий проведен отбор грунта и растительности, проведена оценка влияния объектов на здоровье населения, разработана программа социально-гигиенического мониторинга.
В конце ноября 2016 года АО ФЦЯРБ передало правительству Республики Таджикистан на экспертизу проектно-сметную документацию по рекультивации объектов промышленной площадки.

- Судя по всему, теперь «мяч» на таджикской стороне?

Можно и так сказать. Хотя, конечно, сейчас для всех сторон важно завершить этап экспертизы до конца 2017 года, так как в случае промедления выделение денег может сместиться ещё на год. Тогда уже практические работы в Табошаре начнутся не в 2018-м, а в 2019-м году, чего, конечно, не хотелось бы. Я надеюсь, что в ближайший месяц нам удастся сдать все документы на экспертизу Комитета по архитектуре и строительству Республики Таджикистан, проведение которой занимает 60 дней.

- Как распределены расходы сторон в рамках программы и какова доля Таджикистана?

При реализации нашей целевой программы по рекультивации Таджикистан наряду с Кыргызстаном понесёт лишь 5% от всех затрат, Казахстан - 15% и остальные 75% приходятся на долю России. В цифрах это будет варьироваться от 730- 750 миллионов рублей.

- Скажите, достаточно ли у АО ФЦЯРБ компетенции и опыта для выполнения всего объёма работ?

В данном вопросе я хочу подчеркнуть, что АО ФЦЯРБ весь объём работ не выполняет и выполнять не будет. В обязательном порядке к физическим работам будут привлекаться местные специалисты, местные лаборатории, местная техника и рабочие. Мы не ведём речи о создании рабочих мест, у нас задача немного другая, но надо понимать, что и этот аспект имеет место быть, так как работы на объекте продлятся не год, и не два, а это уже определённая занятость для местных кадров.

- К слову о кадрах. Как Вы оцениваете потенциал местных специалистов?

Надо сказать, что в Таджикистане сохранилась небольшая группа аксакалов, которые ещё в 1986 году останавливали объект в Табошаре. Этих специалистов уже мало осталось, но они очень высококвалифицированные и знают своё дело. Что же касается молодёжи, то молодых специалистов ещё меньше, но они тоже есть, в основном те, кто учился за границей, в том числе и в России. У них есть желание учиться, и мы с удовольствием их привлекаем к работе.

- Известно, что в 2015 году Европейский Союз запустил аналогичную программу по рекультивации и Табошар был в числе объектов. Решён ли уже вопрос с пересечением деятельности двух проектов на одном объекте?

Поначалу у нас, действительно, оказалось пересечение на таджикском объекте Табошар, но нам всё же удалось договориться в рамках специально созданной координационной группы «CGULS» при МАГАТЭ. Табошар - объект довольно крупный, поэтому работы там хватит на всех. ФЦЯРБ в рамках нашей программы оставляет за собой фабрику бедных руд и 4 хвостохранилища, а проект Евросоюза будет работать в Табошаре на других объектах.

- И всё же, с какой целью «Росатом» запустил реализацию подобной программы в республиках Центральной Азии?

Вы знаете, здесь ответ достаточно простой: «чистый» сосед — это всегда хорошо. Говоря о транснациональном характере угроз, надо понимать, что угроза объясняется высокогорным расположением урановых отвалов, хвостохранилищ и прочих объектов, давно не работающих или просто заброшенных. В ряде мест отмечена реальная опасность прорыва защитных сооружений, фильтрации радионуклидов в больших объемах, а где-то уже разрушены инженерные барьеры, обводные каналы, и нельзя исключить масштабного разноса загрязнений в реки и близлежащие водоемы. Понятно, что самостоятельно республики с этим на данный момент не справятся, и рано или поздно загрязнения долетят и до российских степей. Нам всё-таки хочется, чтобы население региона было здоровым.

- Каковы сроки реализации программы сегодня с учётом всех заминок?

Сейчас реализация программы по рекультивации территорий государств, подвергшихся воздействию уранодобывающих производств, расписана до 2023 года. Однако, я хочу сказать, что уже на данном этапе ощутим значительный импульс. Республики-бенефициары обрели чёткое понимание всей необходимости решения проблемы с загрязнениями своих территорий..


Справка:
В советские годы в городе Табошар, ныне Истиклол, активно добывалось сырье для двигателей баллистических ракет на урановом месторождении, которое впервые было открыто в 1926 году в Согдийской области Таджикистана. В 1935-м там появился поселок Табошар, на сверхсекретной территории которого были построены рудник и гидрометаллургический завод.

Добытый уран советские ученые использовали при создании первой атомной бомбы СССР. Добыча урана велась до 1980-х годов.
Интенсивная добыча и переработка урановых руд табошарских месторождений привели к образованию отвалов бедных руд и хвостохранилища гидрометаллургического завода.

После распада СССР месторождение, на территории которого хранятся миллионы тонн отходов добычи урана, осталось без охраны и специального обеспечения. По данным международных экспертов, в Таджикистане под открытым небом сегодня находятся более 54 млн. тонн отходов.

Сейчас на территории бывшего месторождения урана находятся затопленный карьер, отвалы пустой породы, хвостохранилище, отвал измельченной бедной по урану руды, а также остатки зданий и сооружений бывшего рудоуправления. Всё это загрязняет окружающую среду — почву, а также поверхностные и подземные воды. Именно поэтому для ликвидации радиоэкологических последствий функционирования урановых хвостохранилищ на территориях Казахстана, Кыргызстана, России и Таджикистана была разработана Межгосударственная целевая программа «Рекультивация территорий государств, подвергшихся воздействию уранодобывающих производств», реализация которой началась 1 января 2013 года.

Координатором целевой программы выступила российская Госкорпорация «Росатом», а национальными заказчиками по ней выступают Минэнерго Республики Казахстан, МЧС Кыргызской Республики, ФМБА России, Министерство промышленности и новых технологий Республики Таджикистан. Головным исполнителем по результатам конкурсной процедуры признан Федеральный центр ядерной и радиационной безопасности (АО ФЦЯРБ), входящий в контур управления Госкорпорации "Росатом".

В качестве первоочередных рекультивационных работ было отобрано 3 наиболее радиационно опасных объекта: «Табошар» в Таджикистане и «Мин-Куш» и «Каджи-Сай» в Кыргызстане.

Изначально планировалось, что разработка проектной документации в части Таджикистана завершится к концу 2015 года. Однако только 2 ноября 2016 года в рамках реализации Программы в таджикистанских городах Худжанд и Истиклол (бывший Табошар) состоялись общественные слушания, на которых были обсуждены вопросы безопасности воздействия объектов рекультивации на население, а также результаты оценки воздействия этих объектов на окружающую среду. В тот же день было получено одобрение общественности.

назад

Поделитесь новостью с друзьями



Новости по теме:

Похожих записей не найдено

© 2008–2016 АО ФЦЯРБ